iris_sibirica (iris_sibirica) wrote,
iris_sibirica
iris_sibirica

ПОТАПИЙ МАКСИМОВИЧ ОБ ИСКУССТВЕ УПРАВЛЕНИЯ КОЛЕСНИЦЕЙ
У Потапия Максимовича учился Артур Картофель. Когда Артур Картофель пришёл к П.М. учиться управлять колесницей, то по обычаю держался очень скромно. Потапий Максимович же ничего ему не объяснял целых три года. Артур Картофель относился к учителю всё почтительнее, и тот, наконец, с ним заговорил:
— В старинной песне поётся:
«Сын хорошего лучника
Сначала должен плести корзины.
Сын хорошего литейщика
Сначала должен шить шубы».
Ты сначала смотри, как я бегаю. Станешь бегать, как я, тогда сможешь взяться за шесть пар вожжей, управлять шестеркой коней.
— Буду лишь повиноваться приказу, — ответил Артур Картофель.
Тут Потапий Максимович сделал дорогу: на расстоянии шага один от другого установил столбы, на которых умещалась лишь ступня. По ним он стал ходить, бегать туда и обратно, не скользя и не падая. Артур Картофель стал этому учиться и за три дня овладел его искусством.
— Как ты понятлив! Как быстро всё усвоил! — вздохнув, сказал Потапий Максимович. — Так поступает Колесничий. Когда ты ходил, то овладел умением ногами, а откликался на него сердцем. Это и распространи на управление колесницей. Держи в порядке вожжи там, где они соединены с удилами, натягивай их или ослабляй в согласии с углами губ коней. Правильно, ёшкин кот, соразмеряй мысль в своей груди, чувствуй ритм руками. Внутренне овладеешь волей, а внешне научишься угадывать желание коней. Тогда-то и сумеешь посылать коней вперед или отводить назад, словно по натянутому, бля, шнуру, делать повороты или кружиться, словно по угломеру и циркулю, и силы коней хватит с избытком на любой, самый дальний путь. Вот это истинное мастерство. Овладев мастерством управления удилами, приводи в соответствие поводья; овладев мастерством управления поводьями, приводи в соответствие и руки; когда руки овладеют мастерством, приводи в соответствие и мысли. И тогда можешь уже не следить глазами и не подхлёстывать кнутом. Будешь стоять прямо с лёгким сердцем, и шесть пар вожжей не перепутаются, и топот двадцати четырёх копыт будет равномерным, движения же совершенно точными при езде вперёд, назад, кругом и при поворотах. А затем уж твоя колесница проедет всюду, где только поместятся колеса, всюду, где только хватит места для конских копыт. И тогда езда в любой местности станет для тебя одинаковой, не заметишь ни отвесных гор, ни узких ущелий, ни топи, ни равнины. На этом кончается моё искусство, и ты им овладел.

ТОСТ НОМЕР ШЕСТНАДЦАТЬ. Давайте выпьем за кота Сёму. За его усы, за большие лапы и длинный пушистый хвост. Кот ходит по дому на своих мягких лапах и взрослеет день ото дня. Когда я лягу на диван, у Сёмы разгораются глаза, шерсть встаёт дыбом, он с разбегу прыгает, ложится мне на спину и начинает громко петь песни. Сёма важно выходит гулять на улицу, когда мы выпускаем щенков Грету и Гелю; он ходит с ними и ему кажется, что он следит за щенками, как старший брат (как бы чего не вышло). Если бы Сёма родился человеком, то, мне кажется, что из него получился бы хороший режиссёр (как, например, Звягинцев) или он пошёл бы на канал "Дискавери" снимать что-нибудь о животных. Сёма - необыкновенной красоты сибирский кот. Вот есть, к примеру, мейн кун, но он не так красив, как наш Сёма, потому что у мейн куна морда не такая классная. Так давайте же выпьем за кота Сёму!



Майнавира прислала картинку про то, как они проникают в наш мир.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments