iris_sibirica (iris_sibirica) wrote,
iris_sibirica
iris_sibirica

Category:
КАКИЕ ГЛУПОСТИ Я ПИСАЛ В ЭТОМ ЖУРНАЛИШКЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ ТОМУ НАЗАД
НАУКООБРАЗНОЕ.
Стал читать книгу В.Полосина "Миф. Религия Государство", которая начиналась наукообразно вполне, а потом пошло-поехало какое-то детское ницшеанское обличение христианства: что в нём вред один для русского государства; религия социальной пассивности и непротивленчества. Ну да: Дмитрий Донской, Александр Невский - все они непротивленцы были! Вот то ли дело национальная мифология, которая вырастает из "крови и почвы". Вывод автора: православие ведёт к гибели российской государственности и российской цивилизации. А представления о Родине-Матери, небесном пантеоне Отечества и национальном герое, воплощающем в себе всю человеческую полноту, её непременно возродят и укрепят. Ещё автор Москву не очень любит. Как, говорит, получила она в своё время ханский ярлык за истребление русских людей, так и занимается до сих пор геноцидом русского народа.

В "Тюменском Курьере" вышла статья Виталия Паутова "Всё пройдёт - это ты просто устал". Статья очень хорошая. Про вечер памяти Немирова. Вот почитайте.
"… Подхожу к первому корпусу ТюмГУ — и вот она, компания ветеранов неформальной мысли нашего города: поэтов, музыкантов, художников, просто хороших людей. Они собрались на вечер памяти Мирослава Немирова, скончавшегося в Москве в февральские каникулы.

Я с девятого класса интересуюсь жизнью и творчеством многих из тех, кто в четверг поднялся на четвертый этаж филфака. Интересуюсь временем, в котором прошли их молодые годы. Но только сейчас я понял о них кое-что важное, понял больше об их отношении к смерти — то, что из стихов и песен никак нельзя понять о человеке полностью.

И отношение это — спокойное, я бы даже сказал максимально легкое. Нет нарочитого трагизма, при этом нет и неуважительного отношения к событию. Да, наверняка это разные вещи — потеря друга и потеря мужа, сына, но все же. Люди, которые потеряли за свою жизнь не одного близкого товарища, понимают: Немиров жив в памяти людей. И в своих стихотворениях. Поэтому вечер памяти поэта прошел удивительно светло.
Организовала его профессор филфака Наталья Дворцова. В приглашении было заявлено: официальной части не будет, только чтение стихов. Официоза с некрологами и причитаниями действительно не было. Но стихами тоже не ограничились. С самого начала все пошло так, что я живо представил себе всех людей за большим столом, где каждому есть что сказать об общем друге Славке.

Бывшие тюменцы музыкант Артур Струков и Игорь Плотников, живущий сейчас вовсе в Малайзии, прилетели из Москвы прямо с похорон. Вспоминали студенческие годы: как Мирослав вместе с Артуром и Владимиром Бруновым (сейчас известным под поэтическим псевдонимом Нескажу) снимали квартиру у бойкой женщины Клавки, как однажды бодро горела эта самая квартира. Как позже, в Москве, Немиров с женой Гузелью гуляли на первый его авторский гонорар — и как уже у своего подъезда вдрызг разругались и разошлись в разные стороны (потом, конечно, помирились). Как Немиров искал новые актуальные формы — и нашел их вместе с Игорем Плотниковым в драм-н-басе. И много еще о чем.

Вечер напомнил встречу выпускников. Только не ту, что проходят обычно, — унылые собрания ничем не интересующихся людей, способных спросить лишь «кто где работает». В общем-то, это и есть выпускники — первого набора провинциальной Тюмени, которому открылись широчайшие рубежи мысли, творчества, свободной жизни. И Мирослав Немиров этому немало поспособствовал.

… Сан Саныч Андрюшкин, прочтя стихотворение Немирова, назвал его настоящим Прометеем, умевшим зажечь огонь в окружающих. И это подтверждается фактами. Он не стал отцом всего сибирского панк-рока, как его называют иногда в не самых осведомленных источниках. Но уж точно породил альтернативную музыку в Тюмени (если говорить не об оркестрах, переигрывающих мировых классиков, а о музыке, растущей из недр нашего города, то и всю вообще). Частично и литературу.

Переехав в Москву, он продолжил. Собирал «Осумасшедшевших безумцев», помогал шагать в литературу немолодым поэтам, например, Андрею Родионову и Всеволоду Емелину. На вечере припомнили историю, которую рассказывал Всеволод.

Он едва ли не впервые читал свои сочинения на публике. В какой-то момент одна зрительница громко и нелицеприятно вы-ска-залась о стихах. Поэт стушевался. Но тут же Немиров указал на него рукой и крикнул: «Продолжай!» Емелин воспрял духом и продолжил. А потом стал одним из лучших, по-моему, поэтов современной России. А несколько дней назад он вместе с Андреем Родионовым нес гроб Немирова.

Такие моменты стоят дорогого. Обидеть художника может каждый, а вступиться за него — далеко не каждый. Немиров умел увидеть силу в других и помочь ей найти свое русло. Возможно, и поэтому тоже люди оставались на вечере и после двух часов посиделок. Но, разумеется, и потому, что они любят Мирослава, хотя иные не видели его уже много лет. С тех пор, когда все называли друг друга Славкой, Наташкой, Артуркой, и эти суффиксы никак не уменьшительные, но лишь ласкательные.

Светлое ощущение надолго осталось со мной после вечера памяти Немирова. И вспомнились его строки: «Все, что мне нужно сейчас — чтобы был кто-нибудь, кто сказал: мол, фигня, все пройдет, и декабрь — это ты просто устал». На улице как раз на пятки наступала любимая поэтом весна.

АНТОЛОГИЯ СТИХОВ О ЖОПЕ
napososhok прислал - -Знаменитого писателя, когда его фотографировали, все время просили приспускать очки, такой штамп. Но с годами он стал забывать, путать и вместо очков стал приспускать при вспышке штаны. А улыбался при этом как и прежде.

Александр Беляков прислал стихотворение Дмитрия Веденяпина. Правда у него Жопа тут проходит под именем Попа.
Сися и брюква

Были у матери три дочери:
Сися, Пися и Попа,
одна другой краше
и по хозяйству сноровистые.
Пошла как-то раз Сися в огород —
брюквы к обеду надрать,
глядь,
а на грядке добрый молодец без порток
лежит-похрапывает.
Обрадовалась Сися,
кинулась сестёр кликать:
«Ой вы, сеструшки-пеструшки,
бежите скорей за мной,
не пожалеете!»
Прибежали сёстры,
а доброго молодца нет как нет,
будто и не бывало.
Только тёмный лес за плетнём шумит
да птица-грач по земле прыгает,
червячков подбирает.
Пригорюнились сёстры,
да делать нечего —
воротилися в дом,
уселись у окошка,
белыми рученьками головки подпёрли —
тут и сказке конец.

11148524_933105013424602_6850527943574690139_o[1].jpg

Майнавира вон какого прислала!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments