iris_sibirica (iris_sibirica) wrote,
iris_sibirica
iris_sibirica

Теперь уже можно. Девушек и милых дам поздравляю с 8 марта!

Слава Богу вернулся домой в три ночи. Поездка получилась весьма содержательной. Отчёт краткий напишу завтра. А пока два поучительных текста написанных в поездке Теофаном!

Текст №1.
Доехали до улицы Металлургов в Екатеринбурге. Здесь, в уютном советском домике, ночуем. Девушки нашли в шкафу макароны и вермишель, и сварили их для всех нас. Я заварил в покрытом копотью чайнике чабрец, багульник и яблоко. Ехали сперва по чистой сухой дороге. Около Пышмы начался снег. Чуть дальше был то ли дождь,то ли реагенты дождём. От грузовиков, возникавших на пути, шли густейшие метели. Подсветкой встречных фар оживлялись безумные картины. В какой-то момент стало черезвычайно скользко. 220 лошадиных сил заставляли неистово буксовать два передних колеса , и я временами ощущал себя инвалидом. Я падаю в пум7шш8шшшшПальцы натыкивают какие-то стрпррр. Люди очень приятные собрались. И Екатеринбург, мы проехали его с востока на запад, вновь приятен мне. Сделал бы в Екатеринбург и окрестности двухсполовинойдневное путешествие. Для монастыря я купил 4 кг саморезов по дереву на 51 мм. Не знаю кто это будет наверх тащить. И вообще я одним тн7

ТЕКСТ №2.
Ночью в офлайне написал, публикую сейчас, т.к. связи на горе не было. Это был безумнейший день моей жизни. Я думал о том, что я может быть слишком стремлюсь структурировать окружающую меня реальность. Не знаю, почему у меня возникла в голове эта мысль. И соответственно не всегда люблю неожиданные неприятные повороты жизни, а с ними по инерции иной раз я лишаю себя приятных.

6 марта я проснулся в Екб в 6:40 по адресу Металлургов, 36. Отличная квартира. Квартиры приятнее, чем 98% хостелов. Тут всё своё, домашнее. Там - надзор и незримое присутствие администратора. Мы с Владимиром оделись, пошли в магаз за водой. На улице похолодало, и я запереживал, что легко для предстоящего покорения горы оделся. Сварил нашу фирменную чечевичную похлебку с луком, орегано и солью. Чай в чёрном чайнике. На столе было изобилие мяс, сыров и колбас. Вышли на час десять позже задуманного - в 9:10. Вновь решили ребус умещения всех вещей в багажник. Ехали на север через Уралмаш. Нам удачно попалась белая башня по пути, и мы её рассмотрели. Дороги в Екатеринбурге подходят больше для передвижения на танке. Уральский ландшафт богат на маленькие чудеса, я видел стеллу "Уралпредмет" и кучу другого. Из-за чего захотел приехать и жить в городе месяц. Я изучу, и буду вас привозить, показывать вам удивительное.

На Нижний Тагил я выезжал через Балтым, и попал на старую Тагильскую дорогу (люди из Екатеринбурга, которых мы встретили в монастыре, очень ее похвалили, в плане живописности). Красный Адуй и Пьянково, мы ехали дорогой в никуда. Снегопад сузил её до полторы полосы. Миллион крутых поворотов, трамплины, колея и пылящие снегом, плетущиеся машины, которые не обогнать. Лишь бы не застрять, ох. Мы заехали в Кунару. Что-то знакомое. А, вроде Кунарская икона Божией матери была. И тут все закричали о безумно красивом домике справа. Миллион раз я читал о нём, и всегда презрительно отвергал в качестве объекта посещения. Оказывается ехали мы не в никуда, а в Кунару - смотреть сей домик. Если бы это было бы известно в начале, мы не испытали бы столько напряжения.

А тут и Невьянск на пути. В падающей башне царит совдепия. Я лежу сейчас на полу в монастыре, у меня мокрые на попе и на краях штанин брюки. Дверь, деревянная со стеклами дверь, лишь заперта. Если кто-нибудь зайдёт, может ограбить меня. За дверью, за двумя дверями открытый космос. Я сейчас не шучу. Десять матерных слов! Меня сейчас переступает человек в клетчатой пижаме. Лама. Накинув куртку, он отправился в туалет. Из открытой на миг двери меня обдало холодом. Это безумно приятно.

Ощущаешь себя взрослым здесь. Все здесь чертовски зрелые. И до одури свободные. Неподалёку лама лежит. Буддизм - это не религия. Это учение об уме. Как мне не хватает чувства быть зрелым и свободным. В Невьянске мне понравился фарфоровый иконостас. Выехали на Серовский тракт (давно нам следовало это сделать, а не Адуй проезжать). У Газпромнефти остановились поесть. Прямо в самой свою еду и поели. Я попал в ловушку туалета, откуда по звонку меня вызволил мой друг Владимир. В город Качканар через пермскую дорогу доехали приятно. В городе ни одной прямой улицы. Великая гора была скрыта в плотной серой мгле. Там есть дорога на Нижнюю Туру как в кино. Горы, электричка высоко над автомобилями. Наташа спасла мне руку. С закаменевшей конечностью я вошел в дом монахов. Чем мы будем её отрубать? Казалось она сейчас разорвется, как шарик. Прекрасная женщина тут же стала мять и растирать руку, а мне было очень, очень больно, и сознание замерцало. Она прижала к груди, потом к обнажённому тёплому животу. Потом кремом от обморожения.

Нажать на верхнюю губу, потереть уши, потрепать за волосы. Я счастливый сейчас человек. В груди весна. Весь этот текст набран той рукой. Я благодарил добрую женщрну Наташу, я тепло её обнял. Её муж, худосочный седой человек с усами, руководил спасением. Как их не любить, люблю людей. Я пишу о своих эмоциях, сердце моё поёт. Перед подъёмом мы сомневались - удастся ли подняться по пути мимо проходной ГОК "Евраз", главного недоброжелателя Шад Тчуп Лингу. Иначе пришлось бы ехать ещё 20 км до посёлка Косья. Там, с другой стороны горы, есть альтернативная тропа: короче, но ощутимо наклоннее. Но проблемой оказалось не это, а запарковаться, не застряв в пухлых свежих сугробах. Вереница за вереницей нам навсречу спускались люди с рюкзаками и в цветных туристических одеждах. Многие из них дружелюбно здоровались, я не знаю плохо это или хорошо встречать столько дружелюбных людей в походах. Тропа перестаёт быть дорогой в никуда. Нам назвали цифры от двух до трёх часов. Путь и правда был пологий, с твёрдым снегом под ногами. Владимир шёл помедленнее, Ольга, Мария и Марина побыстрее. Я вообще планировал развести на половине пути костёр на полчаса. В рюкзаке была пила, спички, средство для розжига. Я очень люблю делать вопреки принятому.

Сейчас все спят, а я пишу этот отчёт. Меня переполняют эмоции и впечатления. Мне бы тоже поспать, т.к. подъём в 6 утра, через четыре двадцать. Ох. Девушкам хотелось идти быстрее, они замерзали. Владимир часто останавливался отдохнуть, и героически нёс свой организм вверх. У смотровой площадки Западного карьера нас настигла тьма. Белазы копошились на дне, и серый романтический туман стоял над карьером. У меня тяжелеют веки. Мы шли, я старался всех развлекать (и местами наверное тем раздражал). Мне было на удивление хорошо: и тепло, и без глаз ноги тропу нащупывают. И интернет был с лайками-каментами. И музыка даже. Волков не было. Поэтому Владимир решил остаться на четвертом километре пути и закопаться в снег. Ольга и Марина кажется немного напугались. А я довольно улыбался, негодяй. Ветра не было. Я предлагал довести Ольгу и Марию ближе к монастырю (у меня наличествовал gps с треком + я изучил трек в соответствии с рельефом горы), а потом вернуться с Мариной помогать Владимиру. Пройдя две развилки, так и поступили. А Владимир бодрее зашагал. Карликовый уродливый лес сменился мегаелями, под которыми под снегом я угадывал что-то вроде курумника. Это самоубийственное место, там дует космический ветер.

Мы (тысяча матерных слов!) втроём подбрели к крутому подъёму, где было скользо. Потом началась жуть: Оля не могла найти дорогу среди сугробов по грудь. Я провалился по пах, и она меня вытащила. Обвешаный баулами, я нёс планшет с gps, и говорил влево вправо. Верхняя правая конечность была без перчатки. Тут я взял ещё Олин фонарь, и нашёл куда идти. Поднявшись на скалу, я узрел ворота без забора. Ритуально нырнув туда, я врезался в сугроб. Порывистый дичайшийветер, темнота. Как попасть ко входу в постройки - непонятно. Это фильм про инопланетное вторжение или вроде того. Рука вмиг закаменела и покрылась вязкой гадостью, наверное инеем. Я передал фонарь обратно, я попросил Машу засунуть планшет поглубже в баул в моей левой руке.
Освободившуюся раненую правую я воткнул в подмышку внутри куртки. И тут меня начинает полностью срубать. В доме прохладно, дрова в печке сгорели. Рука же не шевелится. Моя Рука! Не буду инвалидом. Дальше вы уже читали про Наташу. Добрый человек монастыря и утомившаяся замерзшая Ольга пошли помогать Владимиру и Марине. Человек кухни Дима налил всем нам варёного пуэра. Это был христианский. Пуэр мне надоел, но отныне я буду варить и кайфовать. Мы видели ламу, мегачувака, у которого из избы в 95 году выросло в чудо. Затащить всё это вверх, заслужить уважение людей. Поели и спать легли. Я ходил в туалет и потом за каменные палатки. Там ветер десять раз сильнее. 2:18 - голоден слегка, чуток попискивает правая рука. Заберусь в спальник и буду я. Я ступенчато проваливаюсь куда-то. Зелёный новенький русский троллейбус едет на нас сверху с горы. Я увижу это и всё.

12829045_1044244638954710_4566056906618925743_o[1].jpg

Начинается подъём на гору Качканар.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments