iris_sibirica (iris_sibirica) wrote,
iris_sibirica
iris_sibirica

По разным делам провёл сейчас какое-то время на улице в лёгкой курточке. Тааакая холодрыга! Буквально кровь стынет в жилах. Все три вида пневмы заледенели. Одно слово - Сибирь...

Иван Иванович Пузырьков написал отчёт о вчерашнем мероприятии. По-моему, всё описано весьма точно. Вот этот отчёт: "18 декабря 2016 г., прекрасный солнечный день. УТРОМ – МОРОЗНЫЙ ТУМАН, солнце, иней, белые улицы, как в детстве. В библиотеке было уютненько, тихо, как в лесу. Изредка только чихнет в монитор сопливая студентка, да упадет с ветки толстый том художественного журнала.

Но надо было идти выступать. На задворках Дома Печати оборудован маленький, но мрачный зрительный зал. В программе вечера я с радостью обнаружил льва. Мы весь вечер беседовали. Лев сказал, что у него сейчас мыши, а вообще он занимается историей сибирской фотографии, и эти занятия принесли много открытий. Книжка льва лежит во всех местных магазинах рядом с янагихарой, не к ночи будь помянута, красивая, как настоящий бестселлер.

Как проходил вечер? Сначала на сцену вышел ансамбль «Рот потек» и под дисторшн исполнил песню о казанской сироте. «Рот потек» сменила Оксана Родионова. Оксана читала очень трогательно, но, кажется, смущалась. В тех местах, где стихи были очень смешные, я так переживал за нее, что было не до смеха. Очень понравилось, что Оксане в конце подарили букет.

Потом, кажется, была девушка в шапке и с синтезатором, но я пропустил ее выступление, потому что в поисках туалета гулял по Дому Печати – там мрачнейшие советские индустриальные интерьеры, практически нетронутые со времен Беловежских соглашений. Когда я, наконец, нашел туалет, то поразился его ушатанности – кроме всего прочего, пластиковые панели на стенах были усеяны вмятинами cовершенно невероятного происхождения. Кто-то, явно целенаправленно, прыгал на стену, стараясь нанести удар как можно выше. Внизу стены было написано черным маркером – «Наебнулся».

Лев читал краеведческие записки об удивительных тюменских чудаках и оригиналах – мещанине Елькине, который каждый год купался в Туре голышом сразу после таяния льда и перед ее замерзанием, «открывал» и «закрывал» реку, купце Рогожникове, который во время запоев ездил на богомолье в макеты монастырей, и многое другое. Потом пять минут показывали какого-то восхищенного бытием типа лет восемнадцати, который глубокомысленно рассуждал о карандашах и варке макарон с маслом.

После этого выступал ваш покорный слуга. Оказалось, что на сцене нифига не видно – свет рампы. Порой я все-таки бросал взгляд на публику – лица у всех были красные, как у дьяволов, рассевшихся вокруг костра. Иногда дьяволы жиденько хлопали.

Сходя со сцены, мне навстречу шел парень с гитарой. Он сыграл, в дворовом стиле, две песни – про каннибализм и туберкулез. Далее начались люди, которые очень уверенно держались на сцене. К.М., поэт и врач-психиатр, выкатил телегу в классическом стиле – про аудиофилию. Смотреть на него было безумно интересно, хотя нес он черти что. Вот оно - исполнительское мастерство! После К.М. вышел симпатичный юноша, похожий на Бади Холли, и лихо слабал несколько песенок. Чувствовалось, что он не взял с собой аккомпанирующий состав, и ему приходится отдуваться за всех. Это был, как ни крути, настоящий профессионал – кажется, первый за весь вечер. Чувствовалось также, что я ужасно, ужасно стар для такого репертуара.

Следующим номером на сцену вышла группа «Гербарий» в составе прекрасного тюменского художника Александра Чемакина, Сони и Андрея. Мне очень понравилась их песня про Третий микрорайон. «Пятнадцать остановок и ты уже в нем. Третий микрорайон».

Потом София вывела на сцену Владимира Геннадьевича. Парочки по соседству устроились поудобнее.

У купца Текутьева был дружок Валет, - cпел Владимир Геннадьевич, -

Вот входят они в комнату, а там сидит скелет.

В.Г. прочел много очень клевых стихов, которых я никогда не слышал. Наверное, он их недавно написал. Надеюсь, все это выложат скоро в сеть.

Последним номером должна была выступать группа «Тупые уроды». Однако же время моей свободы от домашних забот уже окончательно вышло и я покинул здание. На улице был лютый мороз, в котором северным сиянием сияли «Магеллан», «Столыпин», «Пятьдесят на пятьдесят» и «Менделеев».

15590121_1351863641522742_5699292177125666383_n.jpg

Ольга Колупанова вон кого прислала. Парни-молодцы!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 26 comments