December 17th, 2018

(no subject)

15-го декабря концерт в "Борее" был очень хорош. Вечером накануне Таня Скарынкина предлагала мне совершить каминг-аут и признаться публично в том, что я - дракон. В "Борее" все были огнедышащими драконами. В "Борее" познакомился я с Вячеславом Крыжановским, но он не читал стихи, к сожалению. В конце "Борея" я сфотографировался с a_efimov. Ну, и, наконец, в конце питерского путешествия было выступление в магазине "Фаренгейт". Хорошо ли я читал в "Фаренгейте" - не знаю. К вечеру немного устал, конечно. В "Фаренгейт" пришла Анна Сусид и я был рад и счастлив (но, не получилось поговорить!). Евгений Фа(к)тограф подарил мне Тексты и Аккорды группы Не.уй. Потом мы пили кофе и разговаривали с Настей Мироновой (она приезжала специально) о живых и мёртвых. Поговорили мы о разных важных вещах (про русалку-коня) с Дмитрием Григорьевым и Евгением Мякишевым. Вот и увёз меня потом в аэророрт Пулково молодой узбек. О чём говорить с молодым узбеком? - о Зариандре и любви, которую он испытывал к Одатиде. Мне кажется, что описал я (хоть как-то) лишь десятую часть того, что произошло в Петербурге. Потом вспомню и допишу (припишу). Господь меня балует, я вдруг попадаю в места, где собираются прекрасные люди. Спасибо вам всем. Было очень круто. Было очень душевно.

ЧТО БЫЛО В МОЁМ ЖУРНАЛЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД
Скоро во всей Вселенной останется одна Тюмень. Включил телевизор, а там сказали, что два мальчика из Тюмени выиграли в передаче Минута Славы. А соседка стала Мисс Мира. Девица-нефтяница.

48426015_2133116336756187_279793419704860672_o

Фото Вячеслава Крыжановского

(no subject)

Доброе Утро! Сегодня 17 декабря. Варварин День. Международный день защиты секс-работниц от насилия и жестокости. Сегодня отмечает День Рождения Александр Криницкий. Мои поздравления! Сейчас в Тюмени минус 8. Днём обещают минус 5. Всем хорошего дня!

Читаю свои прошлогодние записи. 14-го декабря я так же прилетел в Питер. А Иван Иванович Пузырьков тогда ночью из Питера улетел, поэтому мы с ним и не встретились в городе на Неве. Наш самолёт был с понтом экологический, поэтому на нем были нарисованы тигр и леопард. Всё утро мы гуляли с Таней и Дашей по Питеру. Вечером пришли в гости к Юле Беломлинской. На Васильевском острове спустились в один подвальчик и сели выпить горячего глинтвейна. Александр Курбатов в университете купил у студентов на Рождественской ярмарке странные маленькие хачапури. Познакомились с Александром Гальпером и выпили с ним за знакомство по рюману. Лауреатом Григорьевской Премии стал Курбатов.

Александр Курбатов читает в "Борее". Фото Вячеслава Крыжановского.

48420021_2133116193422868_8348873917514907648_o

(no subject)

Всё то, что сейчас вокруг, называется традиционно Зимняя Сказка. Покормил я собак и вдарил с утра километра четыре по Зимней Сказке. Все события последних дней соткались из необычных снов, видений, случайных дурацких оговорок и проч. Когда я был уже в Пулково, готовясь встать на крыло, позвонил из Москвы Андрей и сказал, что видел сейчас сон, в котором по телевизору показывали интервью со мной. Называли меня в этом сне не иначе как "пятизвёздочный Богомяков". А я ходил по гостиничному номеру в больших трусах и чего-то вещал. Мог бы для разнообразия и помолчать, я думаю. Ну, или бы Жопу показал в академическом стиле. Ах! горько, насладясь под небом благодатным живыми прелестьми роскошныя весны и грудь изнежив роз дыханьем ароматным, отплыть в суровые и льдистые странЫ.

А ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД, Я, КАК ОБЫЧНО, ПИСАЛ АБСОЛЮТНЫЙ ВЗДОР
Ихтиократия побеждает.
На всех каналах до вечера разглагольствия малосольного муксуна.
А вы вот так вот внушительно официантку за ногу: мы, Зоя, хочем ещё вина!
А вон тех бродатых пидрмотов выпотрошить и на уху.
Я вам не Алексей Максимович Горький на каждый тост придумывать по стиху.
Будем мы пить молча, по-рыбьи, шевеля сомьими усами.
А бригантина похер, что шторм, ушла под полными парусами.
И машины уехали нахер в нескончаемую метель.
А людишки убежали туда, где блюхер, и не вернулись оттель.

Кто эти парни? Что они делают и зачем??

48412884_2092945260755529_1998074667918688256_n

(no subject)

Сегодня выдалось время прогуляться и я поехал в Тюмень на автобусе № 17. Сначала автобус был пустой и на меня надвинулась огромная контролёрша (занимала она половину автобуса). Одета была контролёрша, словно некая гигантская матрёшка. Кулаки и неё были с мою голову. Если бы она меня вызвала во двор махаться, то я бы не пошёл - а то дала бы она мне разок в лоб своим кулаком и сел бы я на пятую точку. Таких, как она, нужно сразу валить из пистолета безо всяких разговоров, а иначе никак. Котролёрша гостеприимно повела рукою: выбирайте место, садитесь, где вам нравится. Я угодливо осклабился: сейчас выберу местечко! Сел я тихо у окна и смотрел себе на декабрьские пейзажи. На Бабарынке подсела старушка, которая что-то говорила и говорила. Я думал, что это она мне, а она ноосфере говорила: " Посадили а втобус вот и спаибо люди они же везде люди везде хорошие есть" и прочее в этом же роде...

Иван Иванович Пузырьков рассказывает про питрские дела: "На «Скотный Двор», где ВГБ присудили литературную премию, я не пошел – дико устал в библиотеке, не успевал к началу, а, кроме того, было почему-то ясно, что на «Скотном дворе» будет настоящий скотный двор, много народу, шум, гам, алкоголь, не нам, архивным юношам, туда ходить. На следующий день я отправился поздравить ВГБ в галерею «Борей». Кроме того, очень хотелось увидеть Таню С. и Александра К. Вдруг оказалось, что в галерее «Борей» проходит поэтический вечер, который ведет Даша С. «А не прочесть ли тебе стихи?», сказала Даша, и я не стал отказываться, нашел в плашнете подборку стихов с прошлого «Ключа» и прочитал стихи про ирландское производство легенд и про Диккенса. Вечер был замечательный – КРОМЕ МЕНЯ выступали Анна Русс, Андрей Гришаев, Игорь Караулов, Таня Скарынкина, Александр Курбатов и другие поэты, большинства из которых я никогда прежде не видел лично. Где-то в толпе бродил автор моего любимого дневника Игорь С., но мы так и не повстречались. «А я с вами поздоровался», ехидно сказал Игорь в последовавшей затем переписке. Получилось в стиле льва, в стиле интеллигенты из разночинцев, не знающие куда девать руки. Сгущались яркие сумерки, поэты гурьбой перебирались из «Борея» в «Фаренгейт», брели мимо новогодних витрин, мимо антикварных лавок, мимо надписей «Хо-хо-хо вам всем», мимо дома Хармса по ул. Маяковского. Александр К. брел в шапке из белого медведя. В «Фаренгейте» – это книжный магазин такой – был персональный вечер ВГБ. Вокруг, прислонясь к стеллажам с книгами, сидели любители стихов лауреата, и с разной степенью откровенности сосали из бутылочек коньяк. «А у вас в Тюмени есть еще поэты, кроме вас, проходят вечера?», спросили ВГБ, когда он устал читать и объявил начало раздела «Разное». «Вон, Иван Иванович знает», – cказал ВГБ. Я сказал, что у нас есть «Ключ» и все присутствующие поэты на нем уже бывали. Конечно, я имел в виду Сашу и Таню, с которыми мы сюда пришли, но меня не так поняли. «Я не был», оскорбленно сказал изящный молодой человек, сидевший справа от меня и всю дорогу посасывавший какое-то горлышко, торчащее из его лыжной шапки. «Я не был», грустно сказал седобородый внушительный мужчина из олдовой питерской богемы, сидевший слева от меня. «Я не был на Ключе», «я не был», послышались голоса возмущенные голоса отовсюду. Оказалось, что маленький зал «Фаренгейта» был весь полон поэтами, и все они еще не бывали на «Ключе».

Фотор Игоря Самойлова. Иван Иванович Пузырьков в "Борее".

48389207_2085475478431949_4522828479422529536_n

(no subject)

Ну, что же - развлёк девушек. Аню и Свету поил Ханской Водкой в заведении под названием "Топчан" на улице Котовского. "Топчан" - это бывшее кафе "Ямал". Помню, в 70-е годы (когда большинство из вас ещё и на белый свет не родились) с некой девушкой ел я романтично куриной бульон в кафе "Ямал". Впрочем, девушка сейчас представляется мне совершенно фантомной. Я один, наверное, сидел тогда в кафе "Ямал" и лакомился куриным бульоном. Нынешний "Топчан" - это такое восточное, в меру злачное место. Если бы я был девушкой, то непременно пил бы водку в заведении "Топчан", тем более, что за выпитую бутылку Ханской Водки там вручают симпатичную фляжку. А сам я не пью уже месяцев семь, наверное, (ибо поспорил). Однако, мой алкоголизм (или мой ЗОЖ) до сих пор волнует гораздо больше моих стихов. grizzlins написал отчёт "Кратко об итогах Григорьевской премии". Про меня там сказано следующее - "Тут опять в пример — Владимир Богомяков. Можно ж, оказывается, не бухать, а быть заинтересованным и приятным собеседником". А Юрий Смирнов, наоборот, даёт мне понять, что пьянство моё никогда не будет забыто и оно вписано самыми чёрными буквами в скрижали культурной жизни: "Владимир Геннадьевич! Много лет назад я оплатил Ваш прилёт и проживание для выступления в городе Киев со стихами. Вследствие нахлынувшей на Вас слабости Вы не смогли выступить. Я долго ждал своего часа, выиграл Григорьевскую премию, попал в жюри и проголосовал за Вас в решающем туре. Теперь Вы богаты. Не могли бы Вы компенсировать мои расходы по Вашему несостоявшемуся выступлению в Киеве?".

Дмитрий Григорьев и Vladimir Bogomyakov. Фото Евгения Мякишева.

48356325_2093358867380835_7376331319829069824_n

(no subject)

Уехать бы на кумыс к башкирам, но ждёт меня работа + работа + работа. Гузель и Артур ходили в Москве в Рок-бар БЕЗУМИЙ на концерт групп "Инструкция По Выживанию" и "Ансамбль Мечта". Ромыч накануне сломал ключицу, но всё же приехал. Гузели концерт весьма понравился, она пишет разные хвалебные слова. Тут за всей безумной суетой забыл я написать, что вчера Саше Сафонову было полгода. Хотел я написать вечером и про то - и про это, но очень хочется спать. Пойду, наверное, посплю.

ЧТО БЫЛО В МОЁМ ЖУРНАЛЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД
Колян чоткий и дерский.
http://figgaskater.livejournal.com/68583.html?view=368359#t368359
Осеннее детство в Лондоне.
http://etotam.livejournal.com/176084.html?view=945364#t945364