iris_sibirica (iris_sibirica) wrote,
iris_sibirica
iris_sibirica

Category:
Не сказать, что сильно хорошо. Но хоть что-то....


Богомяков В.Г.


ПРОБУДИТЬСЯ ДО СКОНЧАНИЯ НЕБА


АННОТАЦИЯ. В статье говорится о расцвете русской поэзии в период конца XX – начала XXI века, когда русская поэзия возвращается к важнейшим аспектам метафизики и поэтики, которые когда-либо возникали в её историческом развитии. Одним из весьма значимых авторов этого периода является Виктор Iванiв, продолжающий традиции русского авангарда. Виктор Iванiв в своих стихах и в своей прозе обращается к проблеме воскресения и победы над смертью, что ставит его в один ряд с такими представителями русской культуры, как Н.Ф. Фёдоров, Н.А. Сетницкий, А. Горский, Святогор и биокомисты.


КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: смерть, победа над смертью, воскресение, свобода, неубиваемое тело.

KEY WORDS: death, victory over death, the resurrection, freedom, indestructible body.

Период конца XX – начала XXI века явился временем расцвета отечественной поэзии. Хотя, этот момент, скорее всего, не осознаётся в полной мере исследователями, привычно сосредоточенными на «серебряном веке» или на «золотом веке» пушкинской эпохи. В конце XX – начале XXI века русская поэзия, словно бы, возвращается к наиболее важным линиям в поэтике и метафизике, которые были прочерчены за всю историю русской культуры; возвращается, пытаясь взглянуть на них с высоты наступающего третьего тысячелетия. Высоты, конечно, весьма относительной и противоречивой, поскольку в это время наряду с ускоряющееся социокультурной и технико-технологической динамикой обнажаются и активизируются разного рода архаические и архетипические структуры.
Одним из наиболее значимых авторов в русской поэзии и прозе последних лет, несомненно, является Виктор Iванiв, трагически погибший в 2015 году. По свидетельству самого Виктора Iванiва, он занимался синкретическим искусством, в процессе которого проза является, по сути дела, усложнённой поэзией, а стихотворный жанр, понимался им как нечто прогностическое, датчик случайных чисел для прозаического. Виктор Iванiв был награждён международной премией имени Давида Бурлюка, как автор продолжающий традиции футуризма и, в целом, русского авангарда. Среди премий, которыми было отмечено творчество Виктора Iванiва, - премия имени Андрея Белого, которая даётся за эксперименты с языком, за поиски нового языка.
В заголовок этой небольшой статьи вынесены перефразированные слова из Книги Иова - « Так человек ляжет и не встанет; до скончания неба он не пробудится, и не воспрянет от сна своего… В чести ли дети его, он не знает; унижены ли, он не замечает» (Иов 14:10, 12, 21). Дело в том, что я хочу рассказать о наиболее интересном аспекте творчества Виктора Iванiва – вытеснение смерти, её отодвигание, увеличение жизненности и, в конечном итоге, победа нал смертью. С решением именно этой нерешаемой задачи и связано возмужание и просветление души и прозрение ею новых светлых горизонтов.
Это ставит Виктора Iванiва в ряды таких борцов со смертью, как Н.Ф. Фёдоров, Н.А. Сетницкий, А. Горский, Святогор и биокомисты и др. Но, в отличие от названных мыслителей, его действия против смерти понимались как действия поэтические и, в конечном итоге, совсем не сложные (простота смерти словно бы свидетельствует о простоте предполагаемого воскресения). С помощью этих действий и предполагается распутывание нитей личной судьбы, разгадывание важнейшего мифического и символического кода.
Положение Святогора о том, что «современное общество ведёт к смерти» [1, С. 784] находит в произведениях Виктора Iванiва выражение в подробном и доскональном изображении сетей смерти, которые захватывают участников коллективного сновидения. «В небе столько воздуха, что вот-вот нечем станет дышать» [2, С.19] и случается непоправимое: младенцы выпадают из перевёрнутых колясок и угри на лбу складываются в клеймо Зверя. Школа приносит похоронные истории каждый месяц [3, С. 238]: ученики, вымирающие из классов, как динозавры; одноклассники со скарлатиной, впалой одышливой грудью и ртами, источающими газы; одноклассники, как камни в почках [2, С. 17]. Умершие родственники: деды, умершие в один день; прабабка, которая умирала дважды и лежала под тонкими простынями, как душистый табак.
Это то, что сам автор называет сука-жизнь [2, С. 29]. Нас ест пища, нас курит табак и нас пьёт водка[3, С.239]. Автобус волок нас по земле, зажав дверью; нас чуть не убило молнией. Боковым зрением Виктор Iванiв видит Убивателя с лыжной палкой, на которую наткнуты пробитые жизни. Сборник прозы Виктора Iванiва не случайно называется «Чумной Покемарь» - мы видим именно беспросветное чумное существование, распадающееся на отдельные молекулы, но, в то же самое время, образующее беспросветное чумное всеединство.
Здесь поэт видит кошек с желтушными лицами: у них экзема и гепатит; видит людей, выпадающих из троллейбуса; проходит небезопасные дворы и чувствует мертвенный запах вещей. Его «тонкое сознание» (Михаил Айзенберг) трепещет от поминального Солнца и испачканной кровью Луны. Поэт видит сны о том, как убийцы сидят над убитыми, и как умершие, встав на четвереньки ползут из земли. И в книге рассказов в картинках поэт читает о том, как героя убивают тремя белыми мечами в грудь и течёт кровь малинового цвета [2, С.33]. Поэт смотрит представление, показывающее душу только что умершего человека, озирающуюся в потёмках коридора, ведущего к подножию лестницы [4, С. 210]; представление, где чужая смерть воспринимается как твоя собственная. «Я вижу живых людей как тени и понимаю, что мы уже находимся на том свете» [4, С. 200].
И вот умирает Егор Летов, тот, чти песни спасали его ни раз, как пишет Виктор Iванiв. На алтаре стоит икона с ликом Христа и Виктор видит в этом лике точную копию лица Егора. Поэт понимает, что нужно дать «ответ озлобленной смерти за Егора и за всех нас» [4, С. 215]; ответ, совершенно невозможный для простого смертного. В «Письме к комитету премии Андрея Белого» Виктор Iванiв пишет о том, что в какой-то момент почувствовал невыразимую опасность, угрожающую Егору Летову, не успел на помощь, чтобы затем оплакать его в великой радости, экстатическом полёте и неостановимой жажде отмщения[5]. Этот ответ озлобленной смерти поэт может дать, потому что чувствует - ему открыта небывалая свобода, которой нет и не может существовать. Виктор Iванiв, безусловно, один из самых свободных поэтов в русской поэзии. Другая черта его поэзии, о которой говорил сам Виктор - желание идти и идти дорогою приключений, оставаясь при этом другом своих друзей, за которых отдал бы жизнь. Виктор Iванiв, безусловно, один из тех поэтов, которые ценят дружбу, дружество; которые переживают боль близкого человека, как свою собственную.
В тексте «Шаровая молния или Квадратная звезда» Виктор Iванiв сквозь горячечный бред и поток болезненных слов произносит: «Главное о чём говорилось в этом тексте: теперь никогда никто больше не умрёт»[4, С. 201]. Отряд бойцов за нетленную плоть надеется на магию прогулок к башне самоубийц и к макету самолёта, некогда врезавшегося в дом; он хочет создать новый язык, который превратит сознание в бытие; он надеется на письмо Маяковскому, которое создаст управляемую атомную реакцию, которая приведёт к тому, что у всех нас будут неубиваемые тела; он надеется на Новосибирский фестиваль поэзии, который станет средством для спасения жизни. Вернуть жизнь, ушедшую вспять, как считает Виктор Iванiв, поможет венчание на Караульной горе, которое станет венцом мира[4, С. 205]. Вернуть жизнь, ушедшую вспять, наверное, может помочь сестра, занимающаяся молекулярной биологией; процессами, лежащими в самом основании жизни [4, С. 205]. Ну, и - молитвы в храмах, слова о Царствие Небесном на поминках; неизъяснимые действия Неба, когда Ангел может избавить от ночного удушья и развернуть твои лёгкие, которые вдруг становятся размером с волейбольную площадку [2, С. 20]. Может это, но может и гораздо большее.
Завершить эту небольшую статью можно было бы по-разному. Но, я хочу её закончить словами Энсли Морс, которые она написала в своём эссе про Виктора Iванiва «Восстание, о котором грезили» - «Давайте будем воскрешать Витю в молодой весне, в лесу и под Летова, на футбольном поле и непременно во сне».


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1.. Святогор А. «Доктрина отцов» и анархизм-биокосмизм // Б. Гройс. Русский космизм. Антология. М.: Музей Гараж и Ад Маргинем Пресс, 2015, с. 775 – 787.
2. Iванiв В. Город Виноград // Виктор Iванiв. Чумной Покемарь. Собрание прозы. New York: Ailuros Publishing. 2012, с. 11 – 91.
3. Iванiв В Шаровая молния или Квадратная звезда. Поэма. // Виктор Iванiв. Чумной Покемарь. Собрание прозы. New York: Ailuros Publishing. 2012, с. 231 – 246.
4. Iванiв В. Летовс-wake. // Виктор Iванiв. Чумной Покемарь. Собрание прозы. New York: Ailuros Publishing. 2012, с.193 – 229.
5. Iванiв В. Письмо Комитету Премии Андрея Белого – Премия Андрея Белого. http://belyprize.ru/?pid=452
6. Морс Э. Восстание, о котором грезили. – post (non) fiction - http://postnonfiction.org/descriptions/ivmors/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments